Образы Тосканы: вчера и сегодня

Мне очень нужна была эта фотография. Без нее коллекция видов Тосканы явно была неполной. Образ, который встает перед глазами, когда думаешь о Тоскане — небольшая часовня в окружении нескольких стройных кипарисов на фоне дальних холмов и голубого неба. Объект, который снимают чаще всего.

Наконец, как нарочно, в один из самых жарких дней июля, мечта моя приблизилась к осуществлению. Мы уселись в машину, чтобы ехать в самую красивую долину Тосканы, пейзажи которой охраняются ЮНЕСКО — в город Сан-Квирико д’Орча (San Quirico d’Orcia). 

Мы знали, что наша часовня (по-итальянски Capella della Madonna di Vitaleta) стоит где-то среди полей между Сан-Квирико и Пьенцей. А рядом еще — аллея кипарисов, которую тоже снимают все, кому посчастливится приехать в те места. Также мы помнили, что поля эти с мягкими колосьями пшеницы запечатлел Ридли Скотт в любимом фильме «Гладиатор», как образ недостижимого рая, куда ушли от благородного Максимуса его жена и сын…

Скажете, не надо валять ваньку, выставите координаты в GPS и — за руль. Но это слишком просто, а мы любим неожиданности! Мало ли что интересного еще встретится по дороге.

Даже если пропустишь объявление о том, что въехал в «Val d’Orcia — patrimonio UNESCO», вид золотых полей с круглыми скирдами убранной соломы, зеленые оторочки перелесков, мягкие силуэты холмов, овраги с обнаженными глиняными уступами, земля, словно ковер расстилаемый перед путниками, белые дороги в обрамлении кипарисов, ведущие к редким домам под черепичными крышами, убеждают, что ты попал в удивительное место. 

Каждый поворот — новый кадр. Хочется открыть окно и, не выпуская телефона из рук, снимать и снимать. Но уже не раз убеждалась — результат ни в какое сравнение не идет с тем, что видишь здесь и сейчас. Смиряюсь и перестаю дергать водителя.

В благодарность за спокойствие мне показывают по дороге деревню Петройо (Petroio). Симпатичное очень-очень маленькое борго, Машину паркуем на миниатюрной площади перед музеем керамики и баром. В баре — ремонт, и сонная тетушка варит кофе с таким безразличным видом, что мы, привыкшие к гостеприимными тосканским нравам, удивляемся. Ничего про Петройо у нее разузнать не удалось. От подножья холма по единственной улице-улитке идем вверх к колокольне. Оттуда вид на долину уже многое обещает.  

За Петройо на шоссе появляются указатели с названием нашей капеллы и много специальных табличек с обозначением пешеходных маршрутов. Валь-д’Орча очень любима фанатами пешеходных прогулок. Время от времени на дороге встречаются эти мужественные люди в спортивной обуви, бодро преодолевающие километры вопреки жаре. Вспомнила, что друзья и нам предлагали прогуляться от Сан-Квирико до Баньи- Виньони — «всего 12 километров по бесконечно красивым  холмам». Интересно, снимать картинки при этом еще были бы силы? 

Следуя указателям, сворачиваем на дорогу из белой щебенки. Вблизи она оказалась не такой прекрасной, как на видовых картинках. Довольно тряская дорога. Ехали осторожно, чтобы меньше пылить. Парковка. Дальше — пешком. В полдень солнце пекло неимоверно, даже от рассохшейся земля шел жар. Спасение приносил только легкий ветерок. 

Капелла открылась за следующим поворотом. Очень красивая: светлая, легкая, с фасадом из местного белого камня травертина, с кипарисами, как верными стражами, по бокам. Хотя часовня была построена в XVI, она не выглядит древней. Наверное потому, что была перестроена в конце века XVIII сиенским архитектором Джузеппе Партини после землетрясения.

Согласно легенде, на этом месте простой пастушке явилась Мадонна и попросила установить в капелле свое изображение, прекрасную статую, добыть которую нужно было нигде иначе, как во Флоренции. То ли Мадонна знала толк в искусстве, то ли пастушка, но статуя, на которую они указали, были сделана замечательным скульптором Андреа делла Роббиа. Скульптуру купили на деньги верующих и установили в часовне. Потом её ещё несколько раз переносили с места на место и в итоге, из соображений сохранности, оставили в Сан-Квирико, в церкви, посвященной Madonna di Vitleta, где ее и сейчас можно увидеть. 

Но вернёмся к нашей капелле. Когда мы до неё добрались, то обнаружили, что она вовсе не стоит одна-одинешенька в чистом поле, как может показаться, глядя на классические фотографии из этого места. Рядом, окруженный лесами, ремонтировался дом, в котором, судя по публике на открытой террасе, был ресторан.

Еще более странным сопровождением был объект из полированной стали неподалёку — как будто рядом приземлились пришельцы. Инопланетный звездолет ушел под землю, выставив только ребра-крылья. В полированных поверхностях этого художественного объекта отражались капелла, поле, холмы и мы со своими айфонами и фотоаппаратами. Оказалось, что этот не летающая тарелка, а монумент албанского скульптора Хелидона Ксикха (Helidon Xhixha).

Все стало понятно уже в Сан-Квирико. Там, на главной площади, у входа в знаменитый сад Horti Leoni расставляли скамейки и столы. Собиралась приличная публика — никаких тебе маек и шорт. Мэр с лентой через плечо. Президент региона Тоскана, госпожа посол Албании в Италии. В этот вечер открывалась необычная выставка REFLEXES, SCULTURE DI LUCE DI HELIDON XHIXHA (Рефлексы, световые скульптуры Хелидона Ксикха), организованная фондом Forme nel Verde.

Оказалось, что 12 работ художника установили по всей долине от Сан-Квирико до Сиены. Стальные скульптуры того же стиля, что мы увидели у капеллы, будут стоять до осени в Сан-Кирико среди самшитовых линий сада эпохи позднего Ренессанса и на площади перед церковью XIII века, чей портал украшают мужественные каменные львы Джованни Пизано; в холмах у знаменитой кипарисовой аллеи и в чаше старинного бассейна, занимающего центральную площадь Баньо-Виньоне; и даже перед прекрасным собором в Сиене.

«Монументальные формы из полированной стали, которые формируют свет и его отражения, перетягивают необыкновенные пейзажи Валь д’Орча в светящиеся объятия», — так объяснили свою идею кураторы выставки. 

Художник Хелидон Ксикха родился в Албании, учился сначала в Тиране, потом в Милане. Много работает в Италии, считается одним из выдающихся скульпторов современности. На биеннале в Венеции в 2015 году представил он публике «Айсберг», монументальную стальную скульптуру, которая плавала в Венецианской лагуне, пока не пришвартовалась к острову Сан-Серволо. Так художник выражал опасение за судьбу прекрасной Венеции, что отражалась в монументе, и подчеркивал растущую угрозу глобального потепления и его влияние на повышение уровня моря. 

Про затею в Валь-д’Орча он сам так объяснил: «Выставка создает диалог с ландшафтом, в котором она расположена. Тоскана — прекрасна. Я смог открыть для себя новое пространство, создавая некоторые работы для ее конкретных мест. Сталь — это материал, который всегда есть вокруг нас, с которым мы ведем открытый диалог, потому что он отражает нас, он не бывает статичен. Я пытался моделировать свет через форму».

Вообще-то, выставки современного искусства на фоне исторических городов часто случаются в Тоскане. Как сказал президент региона Эухенио Джани: «Это выражает дух    нашего края, который всегда умел объединять искусство и пейзаж благодаря мудрости, вниманию и гению тех, кто трудился на нашей земле…» Чистая правда. Соединение античной, средневековой или ренесанссной архитектуры с чем-то остро модерновым не смущает местные власти. На такие выставки приглашают художников их разных стран. Мы видели фигуры пышнотелых гимнасток на Пьяцца Гранде в Монтепульчано, огромные фрагментированные фигуры в римском амфитеатре Вольтерры, таинственный головы инков в Пьенце. И вот, пожалуйста — полированная сталь в долине Валь-д’Орча.

Мне нравится такое отношение тосканцев к тем культурным богатствам, которыми они обладают. Искусство, как и жизнь, не терпит остановок. Возьмем тот же Сан-Квирико. В Средние века через него проходила дорога паломников из Франции в Рим, называемая Via Francigena. Специально для них в городе построили лоджию для отдыха рядом с колодцем и госпиталь. Паломники молились в маленькой церквушке Санта-Мария Асунта, а в XIII веке построили еще один храм La Collegiata. Сиенские мастера украсили его золотистые стены резными порталами. И до сих пор церковная община принимает под своей крышей тех, кто пускается в сложный путь по Via Francigena.

Прошло 300 лет, и житель Сан-Квирико Диомед Леони получил в подарок от герцога Тосканы Франческо Медичи большой участок земли около городских стен, изрядно разрушенных во время войны Сиены с Флоренцией. Леони решил разбить там сад. Заметьте, не виллу себе построить, а создать сад, открытый для всех. В наши дни это принято называть общественными пространствами. Леони был непростым человеком: входил в круг учеников и друзей Микеланджело, был с ним рядом последние годы жизни гения в Риме, вплоть до его кончины. Жителям Сан-Квирико приятно думать, что сам Микеланджело мог набросать проект маленького парка для молодого друга Диомеда.

В любом случае, парк безусловно хорош. Так и стоит с 1580 года — чистейший образец итальянского садового искусства. Нижняя часть — идеальный ромб, внутри которого  треугольники газона и клумб оторочены ровными линиями самшитовых кустов.

Когда идешь мимо них по гравийной дорожке, пряный запах разогретых на солнце листьев следует за тобой вместе с гомоном цикад. Центральная аллея (посредине которой красуется памятник следующему Медичи, Козимо III, установленный сто лет спустя), ведет к широкой лестнице. По ней поднимаешься в верхнюю живописно-беспорядочную часть парка, на широкий луг, окруженный вековыми дубами. Когда-то здесь стояла средневековая башня, разрушенная во время последней мировой войны. По извилистой тропинке вдоль старой крепостной стены можно пройти к другим старинным воротам и в небольшой сад, засаженный розами. В жарком июле он не очень эффектен — розы уже отцвели — но в тени дубов, на каменных скамейках, и сейчас неплохо отдохнуть.

На границе нижнего и верхнего сада стоит скульптура двуликого Януса, как символ двух разных представлений о садовом искусстве. А со стены открывается чудный вид на долину, как природное продолжение рукотворной красоты.

Затея Леони понравилась горожанам. Сад носит его имя. Теперь Horti Leoni- забота муниципалитета Сан-Квирико, и выглядит сад очень ухоженным.

Прошло почти 400 лет с его открытия, и «эстафету» культуры принял еще один местный житель, журналист и писатель Марио Гвидотти (Mario Guidotti). Он решил, что сад эпохи Ренессанса — отличная площадка для современного искусства. Назвал проект Forme nel Verde и  начал приглашать к участию самых интересных «неформальных» итальянских скульпторов и художников. Нынешняя выставка посвящена 50-летию проекта. 

Гвидотти — тоже личность неординарная. Во время войны он участвовал в партизанском движении, потом долгие годы работал в Парламенте Италии, главой пресс-службы при нескольких президентах. Он был театральным и литературным критиком и очень ярким человеком в целом. Оказывается, именно Гвидотти основал в деревне Монтикьелло, что неподалеку от Сан-Квирико, уличный театр Povero, в котором играют сами жители.

В Монтикьелло мы уже бывали. Там, в отличие от «неприветливого» Петройо, нам не только кофе сварили, но еще и музей театрального костюма показали. Подошел какой-то мужик в антиковидной маске и принялся рассказывать, что здесь у них платья ведьм и  сюртуки вампиров, пошитые в местной портняжной мастерской. Наверное, в декорациях старой  крепости хорошо играются пьесы типа «Сумерки». (Между прочим, не шучу. Голливуд снимал одну из серий неподалеку — в Монтепульчано). Нас пригласили на ближайшие спектакли, предупредив, что из-за ковида места надо заказать заранее.

Вот как бывает: от простой чашки кофе и доброго слова зависит впечатление от города. В Петройо мы даже в музей терракоты не пошли — обиделись.

Между прочим, мы поделились своим недоумением с молодым веселым официантом в ресторане Fonte all Vena всё в том же Сан-Квирико. Тот пожал плечами и объяснил, что  неприветливость — это синдром замкнутой жизни в малюсенькой деревне: «Возможно, той тетушке в баре и не хочется разговаривать с иностранцами». Сам он был чрезвычайно общителен. Рассказал, что, несмотря на COVID, у них достаточно гостей (в основном, итальянцев), предложил познакомить с замечательным парнем-виноделом, чьё вино нам понравилась. Посоветовал попробовать местный специалитет — фаршированную утиную шею и бифштекс из свинины cinta senese местной автохтонной породы.

В этом ресторане  нас накормили типичной для Валь-д’Oрчи пастой пичи, похожей на толстую проволоку, которую делают из муки, воды и соли. В холодное время года к такой пасте подают мясное рагу из кьянины или кабанины. Летом — вкуснейший соус из особого громадного чеснока (альоне) и помидоров. Сан-Квирико не назовешь большим — в нем живет чуть больше тысячи человек, но здесь по-крайней мере три заведения отмечены гидом Мишлен. 

Вот так на пути паломников и туристов несколько веков стоит город. Капелла, ради которой мы двинулись в Валь-д’Орчу — его форпост. И в результате мы увидели и узнали столько всего интересного.

Наталия Сергеева

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: