Вино, как метафора жизни: Зрелость

В хозяйство Sesta di Sорrа в Монтальчино к Этторе Спина (Ettore Spina) нас отправил Марко Росси. Он рекомендовал это место как типичный пример высококлассной малой винодельни. По дороге к горе Sesta мы увидели сразу все открыточные виды Тосканы. Каждая кипарисовая аллея намекала, а не здесь ли Ридли Скотт снимал знаменитого «Гладиатора»? Каждая часовня из серого камня или дом на холме напоминали о пейзажах с фресок Джотто, Лоренцетти и Пинтуриккьо.

Монастырь Сант-Антимо, который мерялся красотой своей колокольни со статным кипарисом, бесчестное количество раз был запечатлен на фотографиях высоких профессионалов, в календарях и открытках…

 

Когда кончился асфальт, мы свернули на проселочную дорогу, покрытие которой не меняют вовсе не от лени или жадности, а потому, что запрещено. В ландшафте Тосканы должны оставаться белые дороги (strada bianca) — нежная вышивка по яркой зелени холмов.

strada-bianca

Мы немного поплутали между виноградниками, пока, как в сказке, из рощи на дорогу не выскочил голенастый серый заяц. Остановился, посмотрел на нашу запылившуюся машину и уверенно поскакал вперед к столбику с указателем. Мы повернули за ним и оказались у ворот с табличкой «Sesta di Sopra».

У дверей классического тосканского дома нас встречал седовласый синьор Этторе в очках, клетчатой рубашке с короткими рукавами и светлых бриджах, похожий скорее на профессора на отдыхе, чем на успешного винодела.

 

Он провел нас в уютную гостиную, где на обеденном столе уже были расставлены бокалы для дегустации. Этторе разливал вино и рассказывал. Его жена Энрика угощала нас зелеными оливками, сыром и чудесным самодельным печеньем из пармезана, выгодно оттенявшими тонкий вкус благородного Brunello.

— Знаете, в этом регионе издревле выращивали виноград и делали вино для себя. Никто и не думал его продавать, — рассказывал Этторе. — Но лет 50 назад виноделы Монтальчино вышли на рынок. И наше санджовезе понравилось публике. Теперь 85% здешнего вина экспортируется. Мы с женой посадили первые лозы двадцать с лишним лет назад. На рынок вышли в 2004-м году с Brunello урожая 1999 года. Мы были счастливы, потому что наше вино получило 95 баллов в Wine Speсtator (авторитетное винное ревю — прим. автора). А затем 94 балла по Decanter и 96 у Паркера (Роберт Паркер — американский винный эксперт, чей справочник — настольная книга у большинства виноделов мира — прим. автора).

Хозяйство у семейства Спина небольшое, всего 3 гектара. В год производится около 4 тысяч бутылок Brunello и 6-7 тысяч Rosso. Это все 100%-ное Санджовезе. Есть ещё немного мерло. Как сказал Этторе — всего 100 бутылок для семьи. Вся продукция уходит за границу — в CША и Европу. Они бы и в Россию отправляли, но наши торговые компании заказывают поставки не меньше 1000 бутылок в месяц.

— Мы слишком маленькие для огромной России, — смеется хозяин и спрашивает — Ну, как вам Rosso 2014-го? Что чувствуете? Для 100%-ного санджовезе характерен вкус сухофруктов, вишни, пряностей, минералов. Цвет светло-красный. Если повернуть бокал, вино оставляет на стекле «арки». Мы их называем крылья ангела. Нравится?

— Нравится,- кивают знатоки из нашей компании.

— Тогда я иду за Brunello.

Так положено на дегустациях: начинают с более простого, чтобы в финале сразить наповал.

В тот приезд мы пробовали Brunello 2011 года и Brunello резерва 2010. Вино такого типа приходит к пику формы за 5-6 , а то и 10 лет. Прежде чем его выпить, съели по кусочку шоколада, чтобы подготовить небо ко вкушению.

 

Пока хозяин ходил за заветной бутылкой, Энрика рассказала, что муж 45 лет проработал в разных отделениях крупного итальянского банка. Они поженились в Турине в 1963 году. Там родились сын и дочь. На стене в гостиной висит фотография знаменитого итальянского Fiat-500. На этой машинке всей семьей они переехали на работу в Рим, а потом уже вдвоем — в Монтальчино, потому что еще в начале 80-х они купили этот дом в Тоскане. Никакого виноградника тут и в помине не было, а вот когда пришло время пенсии, Этторе с женой начали здесь вторую жизнь. Сейчас у них уже четверо внуков, которые живут с родителями в Риме и Сиене.

ettore-enrica

Такая много раз слышанная мною в Тоскане история про городских жителей, что становятся фанатами виноделия. И если, как синьор Спина, они оказываются в нужное время в нужном месте (уникальный терруар), это может принести и хорошие деньги. Сеста — это небольшая точка в регионе Монтальчино. С отличной позицией на юго-востоке (помните классификацию, о которой рассказывал Марко). Так вот, на этих склонах на высоте 350 метров днем очень жаркое солнце, а ночью море, что в 30 километрах, дает прохладу, и ранним утром выпадает свежая роса. Этторе с гордостью показывает свою винодельню. Она располагается в очень старом доме XIII века. Это мрачноватое строение из местного камня со сторожевой башней, одно из целой вереницы выстроенных сиенцами на границе между республикой Сиена и Флоренцией, чтобы наблюдать за приближением неприятеля.

Sesta-di-sopra-cantina

— В подвале — дубовые бочки, в которых мы выдерживаем вино по французской технологии. Виноград собираем руками, бродит он естественным образом, без добавок. Ферментация начинается через 45 дней, потом переливаем будущее Brunello из крупных ёмкостей в маленькие.

 

Три года вино зреет, потом приезжает контрольная комиссия, снимаются пробы, проводят анализ и, если вино получилось, даётся разрешение разливать его в бутылки под наименованием Brunello. Далее вино выдерживается еще два года и поступает в продажу. Если что-то по ходу создания Brunello не удалось, ему присваивают категорию ниже — vino rosso di Montalcino.

В феврале в Монтальчино всегда представляют новое Brunello. Если выдался особенно удачный урожай, выдерживают на год дольше и получают Brunello Riserva. Например, в 2010 году  Спина сумели сделать 743 бутылки такого класса. Штучная вещь — как Феррари. В отдельном углу подвала стоят стеллажи с «библиотекой». По несколько бутылок урожая каждого года. Можно открывать и пробовать, как меняется вино.

— По мне, вино — как человек. Чем старше, тем лучше. Если вино правильно хранить: в сухом месте, при температуре 14-15 градусов круглый год, горизонтально, чтобы вино омывало пробку — ничего дурного с ним не случится. А при 11 градусах можно и сто лет сохранить. Но мы же сто лет жить не собираемся? Вино — это метафора жизни, — заключил Этторе. — Когда ребенок рождается, надо обязательно поставить вино урожая этого года. И открыть, когда диплом получит или женится. Так я и сделал, когда родились мои внуки — пусть зреет вместе с ними.

На бутылках Sesta di Sopra стоит стилизованное изображение солнца. Тут неподалеку в могильниках этрусков нашли украшения такого вида, которые Этторе считает символами счастья.

vini2

Совет от винодела: оптимальное время, чтобы распить бутылку из Монтальчино — 10 лет от года урожая. Совет от путешественника: обязательно съездить в Монтальчино на «Праздник дрозда». Вино тут льется рекой, и соревнования лучников производят впечатление.

Наталия Сергеева

Продолжение следует

Вино, как метафора жизни: Зрелость: Один комментарий

Добавьте свой

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: