Вино, как метафора жизни: Первое свидание

Я не берусь писать о том, как создают вино. Я не оцениваю особые свойства бесконечного множества тосканских вин. Я — не энолог, не винодел и не сомелье. Нас, винных профанов, подавляющее большинство, но это не мешает нам относиться к вину с почтением.

«В смысле вина Тоскана — это планета, — поэтично говорил мне в прошлом году знаменитый итальянский энолог Риккардо Котарелла (Ricсardo Cotarella). — Здесь рождается 100, 200 и больше достойных вин». От себя добавлю: не нам, дилетантам, их ранжировать.

Путешествующему по Тоскане человеку достаточно выбрать любую из тысяч виноделен, приехать туда и услышать, как ухаживают за лозой, собирают виноград, отжимают сок, дают ему забродить в цистернах, а потом сливают в бочки, где вино зреет… Календарь винодела следует за круговоротом природы… В сентябре здесь собирают виноград и закладывают вино нового урожая. В октябре — пробуют, что получилось с прошлогодним, которое уже практически готово. В марте — разливают по бутылкам. В апреле — осматривают лозы, которые просыпаются к новому сезону. Летом постоянное волнение — то мало солнца, то мало воды, то какая-нибудь напасть вроде болезни растений… Но гостям они всегда рады, ведь это потенциальный покупатель. Разве что в самую горячую пору, когда отжимают сок, я бы не лезла под руку хозяину винодельни. А так, вам покажут весь арсенал продукции, дадут продегустировать и объяснят, что вы должны почувствовать…

В этих пробах существуют, по-моему, две главные краски — вкусно и невкусно. Между прочим, маэстро Котарелла, даже бросился меня обнимать, когда услышал ответ на вопрос о том, что я думаю о новом вине из Болгери, которое он создает, а мы дегустировали. Я всего лишь воскликнула: «Buono!» — «Хорошо»! «Это правильно, — поддержал экспрессивный Риккардо. — В конце концов, единственный критерий качества: вкусно или нет». А что мы вкладываем в понятие «хорошо»? Лично я ориентируюсь на вкус понимающих людей, поскольку сама могу отличить только кислое и затхлое. Все остальное — округлость, полнота, сложность, как-то мимо.

Мне кажется, что все тосканцы знают толк в вине. Сказывается многовековой опыт. При раскопках этрусских захоронений здесь находили сосуды для вина. По традиции, начинают рано, но не злоупотребляют. Вот, к примеру, Лука Мартини из Ареццо, лучший сомелье мира 2013 года, вспоминал, что впервые попробовал вино десятилетним мальчиком во время рождественского обеда — знаменитое десертное «vin santo». Отвечая на мои расспросы, знакомые итальянцы рассказывали, что обычно вино они пьют в выходные дни, во время отпуска или в праздники.

Кстати, сейчас в Италии активнее стали пить и пиво, причем не массового производства, а с маленьких пивоварен — крафтовое или, по-итальянски, «artigianale». Я до сих пор никак не могу понять, почему с пиццей они предпочитают именно  пиво или колу?

В последнем социологическом исследовании Vinitaly Observatory девять потребителей из десяти заявили, что они выпивают в среднем 3-4 раза в неделю. Между прочим, общие расходы итальянцев на покупку вина в 2018 году составили 14,3 млрд. евро, на 2,8% больше, чем в предыдущем году. Это означает, что каждый итальянец в среднем потратил на вино больше 350 евро за год. На вопрос «Какое вино ассоциируется у вас с идеей роскоши?» итальянцы ответили: Бароло, Брунелло, Франчакорта. Винами на каждый день считаются у них Санджовезе, Барбера и Ламбруско.

У меня есть своя классификация людей, связанных в Тоскане с вином. Владельцы виноградников и производители вина, энологи, сомелье и продавцы в лавках, торгующих вином (энотеках). Первый винодел, который попался на пути моих тосканских открытий, был бывшим звукорежиссером и хозяином фирмы по аренде музыкального оборудования из Флоренции. Я увидела его в районе Setteponti. Альберто был, конечно, виноделом-неофитом. К тому времени он выпустил свое первое вино под названием La Pausa (в смысле — антракт). Его прежний концерт, то есть, театрально-акустический бизнес, остался в прошлом. Он решительно перестроился: купил виноградник с небольшим старинным домом. Как здесь принято, взял кредит, построил винодельню, оборудовал дом для сдачи в аренду — агритуризмо.

Меня покорило то, с каким вдохновением он рассказывал об этом своем увлечении. Правда, это казалось южно-европейской версией прежних рассуждений и страстей наших родителей, которые на клочках болотистой земли около Синявино или Ропши выращивали огурцы и клубнику: «О! Прошлым летом даже в мае были заморозки, и потому ягода не слишком сладкая». «А вы пробовали сорт «Зозуля»? Эти огурцы устойчивы к вредителям, но в закатке не так хороши, как «Родничок».

В отличие от наших мам и пап, которые бились за яблоки и смородину в одиночку, виноделы  стараются кооперироваться, чтобы двигаться  на рынок сообща. Так получилось, что вместе с автором La Pausa мы попали на вечер местной ассоциации виноделов.  Целый ужин с дегустацией.

Наш-то знакомый делал очень простое вино. Но в Террануова-Браччолини (Terranuova Bracciolini), как оказалось, есть свои лидеры и солидные производители. Tenuta Sette Ponti, например, с вином Oreno.

Моя первая тосканская дегустация выдалась веселой. На большой поляне в имении под названием Fattoria la Traiana (уверяют, что войска императора Траяна возвращались по этим дорогам в Рим  здесь из очередного похода) под звездным темным небом сидели за столами нарядные, оживленные люди. Вечер был с легким ветерком, таким приятным после сорокаградусного августовского дневного зноя. На столах сыр, прошутто, хлеб, лазанья. Виноделы представляли отобранное для дегустации вино. Мы старательно пытались уловить все те тонкие ноты, о которых с импровизированной сцены вещал мастер из Ассоциации сомелье Тосканы: округлость, полнотелость, танинность… За нашим столом говорили одновременно на русско-англо-итальянском про то, как выходят на рынок вина, что будет нынешней осенью, и не сошли ли с ума власти, введя норму, запрещающую садиться за руль после бокала вина. Это же бесчеловечно и подрывает итальянскую экономику…

Как все, что случается впервые, этот вечер был незабываем и, наверное, даже исказил мои представления о «правильном вине», сделал их «тоскано-центричными». Ведь в начале 21 века большинство моих соотечественников были неофитами в бесконечном винном мире: до лихих 90-х на наших советских застольях царили производимые в колоссальном и бессмысленном с точки зрения качества количестве грузинские, молдавские и, в лучшем случае, болгарские вина.

Я считаю, что у тосканцев-знатоков вина сложился некий снобизм: они не любят крупные хозяйства и бренды — «это индустриальное», а предпочитают «локальное» и «индивидуальное», т.е. небольшие тиражи с узнаваемым качеством. Они, в большинстве, фанаты сорта винограда «санджовезе», который именно здесь, под солнцем Тосканы, раскрывается во всех своих лучших проявлениях.

Надеюсь, что множество последующих встреч с итальянским вином, его творцами и потребителями, научили нас лучше разбираться в его оттенках, но не это главное. Всякий раз, переступая порог новой винодельни, я видела то же вдохновение и азарт, который вспыхивал в глазах моих первых собеседников из Террануова.

Наталия Сергеева.

(продолжение следует)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: