Тосканаччо: от «Декамерона» до похорон бифштекса

«Он — типичный тосканаччо», — как-то услышала я от знакомой итальянки. Сначала не поняла, что она имела в виду. Житель Тосканы – тосканец (toscano). А кто такой тосканаччо (toscanaccio)? Если следовать грамматике итальянского языка, суффикс accio/accia относится к числу «уничижительных». Ну, к примеру, если popolo — это народ, то popolaccio переводится как «простонародье», «чернь». Эти стилистические тонкости чужого языка понимаешь не сразу, да и зачем они тебе, если итальянский нужен пока только для отдыха и хорошего времяпрепровождения.

Стоит задержаться в Италии немного дольше, познакомиться и подружиться с кем-то из местных жителей, и язык начинает раскрываться, расцветать оттенками. А следом сама жизнь страны предстает во всем разнообразии.

То есть, по логике языка «тосканаччо» должно звучать несколько уничижительно, обозначая некоторые особенности жителей Тосканы, которые обитателям других регионов кажутся странными или даже глупыми. Например, тосканцев упрекают в том, что они «немного деревенщина». (Флорентийцы — не в счет. Те культивируют свою столичность и особсть, но при этом консервативны, как никто другой в Италии. О них можно почитать в тексте о флорентийских синьорах). Это понятно. Ведь характер тосканцев сложился в крестьянском прошлом. Можно сказать, что они — люди земли. Даже знаменитые аристократические фамилии  типа Медичи или Антинори где-то в глубине веков найдут среди предков простых земледельцев.

Тосканцы — люди закрытые и не слишком приветливые. Зато они искренние, честные, прямолинейные… Там, где римлянин или эмиланец  подумает прежде чем высказаться , тосканец говорит напрямик. Как объяснила мне преподаватель итальянского Паола Тести: «Тосканец одинаково ведет себя что с королем или президентом, что с простолюдином». В Тоскане про таких говорят: «Без волос на языке», что похоже на наше «язык без костей» или «без задней мысли». Но при этом тосканцы никакие не простофили. И еще у них острое чувство юмора.

В общем, в зависимости от того, с какой интонацией произносится — «Фу, тосканначчо» или «О! Тосканаччо» — у этого понятия может быть и позитивный, и негативный оттенок.

Был такой великий писатель Джованни Боккаччо. Один из трех столпов итальянской классической литературы вместе с Данте и Петраркой. «Декамерон» Боккаччо полон настоящими тосканаччо. Достаточно перечитать название историй, которые рассказывают друг другу молодые флорентийцы, укрываясь от свирепствующей в городе чумы: «Несколько слов, сказанных хлебопеком Чисти, открывают мессиру Джери Спине глаза на нескромность той просьбы, с какой он к хлебопеку обратился», «Мессир Форезе ди Рабатта и живописец Джотто возвращаются из Мужелло: у обоих прежалкий вид, и по этому поводу они изощряются в остроумии друг над другом», «Брат Чиполо обещает крестьянам показать перо архангела Гавриила, но, обнаружив угли там, где лежало перо, уверяет будто это те самые угли, на которых был сожжен святой Лаврентий».

Последняя история, кстати, происходит в Чертальдо, родном городе Боккаччо. Он расположен недалеко от Флоренции и знаменит своим луком, о котором Боккаччо в этой истории упоминает. «Вы, наверное, слышали, что в нашей округе в Валь  Эльза находится селение Чертальдо, и, хотя оно невелико, в былые времена там жили люди знатные и состоятельные. И вот туда-то, зная наверняка, что там будет, чем поживиться, имел обыкновение являться раз в год для сбора пожертвований от простофиль монах ордена святого Антония брат Чиполо, которого радушно принимали в Чертальдо не только потому, что жили там люди благочестивые, но также из-за его имени, ибо в тех местах родится лук, славящийся на всю Тоскану». (Если, кто забыл сказку Джанни Родари про приключения храброго мальчика-луковку Чипполино, сipollа — по итальянски — лук).

Лук из Чертальдо круглый, слегка приплюснутый сверху и снизу, золотисто-коричневый снаружи и белый внутри, очень хорошо в салаты, а также в суп, как уверяют жители Чертальдо.

Они с благоговением относятся ко всему, что связано с именем Бокаччо, который родился и умер здесь в доме, который, увы, не сохранился после бомбардировок союзников в 1943 году. Но дом реконструировали, организовали в нем музей.

С этого  дома  видны силуэты «тосканского Манхэттена» города Сан Джиминьяно, в котором со средневековья сохранилось два десятка высоких  башен. За фасадом дома — внутренний дворик и красивый садик, точь в точь как описал его Боккаччо. И по выходным дням  здесь читают вслух истории из «Декамерона».

Сам город просто чудесен. Судя по артефактам, найденным археологами, еще в VI — IV веках до нашей эры здесь обитали этруски. С X века на горе возвышается крепость, в которой отдыхали и укрывались от непогоды паломники.

Потом, как водится, Чертальдо владели местные феодалы князья Альберти ди Маньони. В ту эпоху была построена очень красивая церковь святых Якопо и Филиппо, где в 1375 году похоронили Джованни Боккаччо.

В начале XV века город перешел под контроль Флоренции. Следы всех этих эпох можно найти на улицах маленького города. Их всего две — Via Rivellino и Via Bocaccio.

На гору в Чертальдо Альто везет фуникулер, и по главной улице мимо средневековых палаццо, церквей и домов, можно выйти на площадь, где стоит Palazzo Pretorio. Там располагался викарий — наместник флорентийской республики со всем своим аппаратом, как мы бы сейчас сказали. То есть, чиновники, собиравшие налоги,  суд и тюрьма.

Дворец соединен лоджией с собором (стрельчатые окна, арки и резной алтарь), напоминая нам , что церковная власть — это оборотная сторона власти светской. По завершению службы наместники вешали на стену дворца свои гербы, наверное, для того, чтобы народ не забывал своих правителей.

Представляю, какими словами поминали князей и викариев острые на язык тосканаччо из Чертальдо, глядя на этих горделивых львов, орлов, геральдические копья и шлемы…

В городе два главных праздника — фестиваль уличных театров в июле и Бокаччиана в октябре, когда весь город просто ест, пьет вино и веселится, как подобает настоящим тосканаччо и потомкам отчаянного шутника.

Среди известных мне тосканцев есть один, который совершенно точно мог бы быть героем Декамерона. Я вот прямо так и вижу название новеллы: «История про Дарио из Панцано, который устроил похороны флорентийского бифштекса, и тем самым укорил бюрократов из Евросоюза, которые запретили импорт тосканского мяса под предлогом коровьего бешенства».

11

Дарио Чеккини известен всей Италии, как macellaio (мясник), хозяин нескольких ресторанов в небольшом городе Панцано-ин-Кьянти, и ведущий телевизионного кулинарного шоу. А я  впервые узнала о нем из замечательной книжки  «Флоренция . Вид с холма »  Алисы Даншох, которую  искренне советую всем, кому интересна Тоскана.

Дарио  Чеккини сделал Панцано  знаменитым на всю Италию — здесь всегда полно туристов, которые не только едят мясо, но и пьют вина местных хозяйств, которые помечены знаменитым красным петушком — символом настоящего кьянти  — Chianti Classico.

Если вы готовы к трапезе за большим столом в компании незнакомых людей, когда еда берется с общих тарелок, официанты беспрестанно шутят, а люди быстро знакомятся и переговариваются через стол, то можете заказывать место в одном из ресторанов Дарио «Officina della bisteca» или «Solociccia». Первый — «Кабинет бифштекса», а название второго я бы перевела как «Только мясцо». Сiccia, в общем-то, синоним слова carne — мясо, только оно слегка окрашено. Вот мы так говорим о тощем человеке — «ему надо мясца нарастить», или о дородной даме — «женщина в теле».

Шутки тосканаччо Дарио начинается с меню, в котором эпиграфом стоят переиначенные первые строфы «Божественной комедии» Данте: «Оставь надежду всяк сюда входящий: ты в руках мясника». «Lasciate ogni speranza o voi che entrate: siete nelle mane di macellaio».

Конечно, есть предупреждение, что все эти штуки — для людей с чувством юмора, но как вам девиз Дарио Чеккини Carne diem — «лови мясо», парафраза латинского Carpe diem «лови момент», «будь счастлив в эту секунду».

Или название блюда ramerino in culo! Ramerino на тосканском диалекте – розмарин, а второе слово — задница. На деле это — восхитительный тартар слегка прихваченный корочкой снизу, и с воткнутой в него веточкой розмарина.

12

Тосканаччо — и тут из песни слов не выкинешь — шутят иногда на грани фола и вставляют крепкое словцо.

Что касается едв, то она великолепна — мясо  вареное(tenerumi), тушеное, жаренное, зельц, бульон, паштет с жареным хлебом …  А еще  тартар и карпаччо (тонкая нарезка сырого мяса) и три вида бифштекса. Последний вносится на серебряном блюде под крышкой, как редкое блюдо в Мишленовском ресторане. Здоровенный кусок с Y-образной костью, сделанный на гриле так, что мясо под коричневой корочкой остается розовым, будто бы почти сырым, но без крови. И вот тут его надо солить, перчить и… …наслаждаться.

По традиции,  Дарио, если он не в отъезде, выходит к гостям, громогласно интересуется, все ли в порядке, шутит и с удовольствием фотографируется. Но ведь тосканаччо — не бездельники и балагуры, а люди работящие, поэтому Дарио Чеккини после серии селфи туристами спешит на кухню, где без него не обойдутся, ведь мясо для каждого bisteca fiorentina он отбирает самолично. Интересно, что в Петербурге Дарио помог запустить ресторан «Биф-завод», мясо для которого выращивают местные российские фермеры.

Кстати, история Боккаччо про брата Чиполо, над которым подшутили двое парней из Чертальдо, вполне в духе Дарио Чеккини. Как пишет Боккаччо, «в те времена в Тоскане еще не хлынули всякие поделки с Востока», и потому монах вполне мог выдать перо попугая за перо из крыла Архангела Гавриила. Пока монах предавался чревоугодию, а его слуга крутил шуры-муры с местной теткой, двое друзей вытащили из оставленного без присмотра сундука перо и положили туда угольки. Они остались посмотреть, как Чиполо выпутается из ситуации перед толпой  жителей Чертальдо, жаждущих поглазеть на святыню.  К чести монаха, он оказался не меньшим тосканаччо, чем сами шутники. И закатил  долгий  рассказ о своих приключениях в далеких землях, где после долгих странствий ему достались угольки костра, на котором сожгли святого Лаврентия. Он так заболтал простодушных людей, что они с еще большим энтузиазмом и благоговением смотрели на угольки и выкладывали денежку для монастыря. Молодые люди, которые чуть не померли со смеху во время этой блистательной проповеди, повинились перед приятелем-монахом, и они вместе что? Правильно — выпили вина и плотно закусили.

Наталия Сергеева

Адреса, пароли, явки:

Международный фестиваль уличных театров Mercanzia проходит в Чертальдо ежегодно на последней неделе июля. Знание итальянского языка необязательно, потому что развлекают зрителей мимы, фокусники, факиры, акробаты. В общем, цирк, да и только.

В Панцано ин Кьянти лучше приехать в сентябре, потому что кроме сытного обеда или ужина в ресторанах Дарио Чеккини, будет возможность продегустировать лучшие местные вина во время традиционного винного фестиваля.

Тосканаччо: от «Декамерона» до похорон бифштекса: Один комментарий

Добавьте свой

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: