Бургундия: Прелести неурочных путешествий

Я бы и не подумала отправиться во Францию в январе, в худшее время года (горнолыжные курорты — не в счет) — дождливое и ветреное, если бы не любопытство. Наш приятель-парижанин российского происхождения намеревался показать домик в Бургундии. Когда пару лет назад он заявлял о поисках дома в Бургундии с участком, желательно на берегу речки и, конечно же с камином и винным погребком  за 10-15 тысяч евро, мы, естественно, хихикали — за такие деньги комнату в петербургской коммуналке в хорошем районе не купишь.  А он замахнулся на целый дом, да еще в провинции, чье название звучит, как легкий звон хрустального бокала, когда в него льется знаменитое багряное  вино.

Но наш друг проявил упорство и несгибаемую волю и  нашел-таки дом своей мечты! Итак,  мы поехали: в департамент Невер, в трех часах езды  от Парижа. Домик в бургундской деревне оказался прикольным. Всего две комнаты, но с  винным подвальчиком и чердакам, где можно оборудовать комнату для гостей. Дверь в гостиную прямо с дороги, зато есть большой участок земли, по которому бежит речка шириной с ручей, где  в будущем планируется  баня.  В речке водится форель.  И по качеству воды она в десятке самых чистых рек страны. Из окошка  видны холмы с рядами виноградников и пастбища с белыми коровами.

16

По нашему впечатеению, в  деревне уже все знали нового соседа. И те, кто встречался нам на пути во время маленькой экскурсии, радостно с ним здоровались, интересуясь, как там Париж! Над средневековой улицей во влажном воздухе плыл горьковатый печной дымок.

13

Чтобы согреть остывший дом,  мы тоже закинули несколько поленьев и разложили на столике провинциальный французский фаст-фуд из соседнего супермаркета — свежий багет, мягкий сыр, колбаску. И тут в дверь осторожно постучали. В комнату вошла хозяйка дома напротив  — Жанин. Она  принесла алюминиевое блюдо  с разогретыми улитками. Эскарго! Самое французское из того, что я знаю.

Потом выяснилось, что Жанин занимается заготовками, как наши тетушки на своих дачах. Только те огурцы и грибы закатывают в банки и  капусту квасят.  А француженка  Жанин запасается собственными улитками, маслом из грецкого ореха и сливовым джемом.

4

Улитки они с мужем собирают в округе  в конце июля( даты «охоты» определены законом) вдоль лесных дорог.  Потом  держат в специальной железной клетке -корзине, подкармливая зеленой травой и листьями, пока не наберется штук 300. А уж затем  целый день тратят на то, чтобы вымыть, очистить, отварить, снова вернуть в раковины, залить масляным   чесночным соусом и заморозить в специальных формах до осени-зимы.

Муж Жанин тоже зашел к нам. Этот Андрэ еще не успел снять свой  оранжевый охотничий  жилет, но уже принес керамический лоток с паштетом из оленины, который жена приготовила из его  добычи. Одарив нас этими угощениями, соседи тактично удалились, несмотря на наши призывы перекусить вместе: «Лучше вы к нам потом заходите»!

Походный обед удался. Мы вытаскивали  улиток из раковин, подбирали пряный соус корочкой багета. Паштет «улетел» в мгновение ока.  Естественно, запивали местным белым вином.  И не каким-нибудь! В этой части Франции на берегах реки Луары производят знаменитые вина Sancerre, Pouilly-Fumé и Pouilly-sur-Loire. Мы пили «домашний» Pouilly-Fumé. Возможно, знатоки сказали бы, что это не идеальный образец всемирно-известного благородного вина с «легким крыжовенным оттенком», но, не скрою, было очень вкусно и … бюджетно. В памяти невольно всплыл вчерашний Париж и ресторанная  цена в 50 евро за бутылку Pouilly-Fumé. Здесь хозяин виноградника продавал соседям вроде Андрэ вино из бочек по  цене гораздо меньшей, а уж разлить по бутылкам и сам никто не ленится.

2

И вот тут я поняла, что знаю несколько причин, чтобы поехать в Бургундию не в «высокий сезон». Для местных жителей  ты становишься желанным гостем и собеседником, а не одним из тысяч туристов, что с весны до осени  волнами накатываются на знаменитые винные городки вроде Сансера или Пуйи сур Луар. И еще.  Только в эту пору, когда все в природе обнажено, лишено листвы, ярких солнечных бликов, запахов цветов и птичьего гомона, можно оценить особую красоту и благородство линий здешних мест.

По всей  Франции  в январе зарядили дожди, реки поднялись и разлились, местами выходя из берегов. И если в Париже залитые водой набережные и мостовые огорчали прохожих и автомобилистов, то поднимающиеся из вод Луары или Ионы рощицы и превратившиеся в озера луга просто умиляли.

14

Поля прорезали широкие пустынные каналы, по которым летом туристы обожают неспешно плыть на корабликах и баржах. Холмы были порыты яркой изумрудной зеленью молодых всходов. А вдали у горизонта они превращались почти в горы, заросшие густым лесом национального парка Морван, напоминая, что в  этих  краях когда-то зарабатывали именно лесозаготовками. По Ионе и Сене отправляли  дубовые стволы  в Париж, столица согревалась бургундскими дровами. Последний плот отправили где-то в 1921 году. Сейчас в городке Кламси (Clamecy) у шлюзов стоит памятник сплавщикам. В Кламси, кстати, стоит заехать, чтобы посмотреть на церковь Соllegiate Saint Martin, побродить по улицам среди средневековых домов, заглянуть на старинную фабрику местного фаянса.

Дома в деревнях , которые мы проезжали, были сложены из серых камней под черными крышами, с непременными шпилями церквей и геометрическими силуэтами обрезанных платанов. Также четко и элегантно  выглядели линии  громадных виноградников. Собственно говоря,  именно эта полоса виноградников сорта Совиньон Блан —  площадью всего около шести тысяч гектаров — по берегам Луары и есть теруар роскошных белых вин, ради которых публика наводняет этот район, также как она это делает в Бордо, Шампани или Эльзасе.

15

Пожалуй, единственная проблема зимнего путешествия — короткий световой день для осмотра достопримечательностей и прогулок . Но даже это искупается хорошим ужином в приятной компании.

До города Сан Сатур (Saint-Satur) на противоположном Сансеру берегу Луары мы добрались из деревни Шапель Сант Андре  в глубокой темноте. На улицах — ни души.  Серые силуэты домов. Мелкий нудный дождь… Навигатор показывает, что мы у цели, и даже его название  отеля Chanciliere видим на  стене, но света нет ни в одном окне не видно. Холодно и пусто!

Зачем мы уехали от гостеприимных  Жанин и Андрэ? Хозяин уже поставил бы  на стол бокалы и свежую  бутылочку Pouilly-Fumé без этикетки у камина продолжился бы задушевный разговор при свечах о видах на охотничий сезон и  качестве масла  из грецкого ореха, за которым стоит заехать на маслобойню в соседний Донзи… Но охота к перемене мест и  наполеоновские планы погнали нас вперед…

7

Одинокий прохожий взялся показать дорогу и быстрым шагом, поскольку совершал вечерний моцион, двинулся вперед, а мы поползли следом. Вход в отель оказался калиткой в каменной стене, за которой был небольшой дворик. Хозяин ждал нашего приезда. В  огромном доме XVII века кроме нас постояльцев не было. Ничего милее  и душевнее  я еще не видела. Комнаты для гостей, где каждая безделушка стояла на своем месте, кружевные салфетки на столиках, рамочки с фотографиями, лампы с домашними абажурами.

В одной из комнат где-то в дальнем углу дома обитали сами хозяева. На следующее утро они приготовили  завтрак они в старинной кухне, а накрыли — в собственной гостиной.  Выяснилось, что эта семейная пара — Жак и Николь много лет жили и работали в Париже. После выхода на пенсию Жак вернулся в родные  места.  В большом отцовском доме они устроили гостевые комнаты. Николь признается, что в Сан Сатуре скучновато после столичной жизни, но что поделаешь — не пропадать же такому хорошему дому. Конечно, они его реконструировали, обеспечив каждый номер ванной комнатой. Устроили большую летнюю террасу с замечательным видом на холм и городские стены Сансера.6

И вот уже десять лет семья принимает гостей Все делают сами, призывая помощницу только для уборки. Зажигают камин в гостиной, если холодно , накрывают на круглом столе настоящий французский завтрак — утренние круассаны из ближайшей пекарни, багет, деревенское масло и йогурт, джемы, ветчина и сыр…

5

Мы поговорили с ними о европейских  проблемах, о налогах и мигрантах, о странностях французских законов,  по которым контролируется  каждый приезжий, снимающий у них комнату даже на сутки. А на мигрантов, которые всюду слоняются без дела, получая пособия, власти смотрят сквозь пальцы… Темы для разговоров везде похожи.

По-моему, надо обладать особым характером, чтобы заниматься таким бизнесом — встречать и обслуживать незнакомых людей, которые могут оказаться и очень милыми, и абсолютно несносными… А ведь их  еще приходится кормить.

«О, я очень люблю готовить», — заулыбалась Николь. А Жак добавил: «Она готовит очень, очень вкусно. Наши традиционные блюда: tete de veau (телячья голова), boeuf bourguingion (говядина в красном вине), coq au vin (петух в вине), oeufs a la Bourguignonne (яйца опять же в красном вине)», — с удовольствием перечислил он репертуар жены.

Наш дальнейший  маршрут был одобрен, добавлен несколько интересных мест  с предупреждением, что в воскресенье закрыты сувенирные магазины.

И вправду, никакие туристские группы не мешали осматривать местные достопримечательности, что тоже преимущество межсезонья. Например, в городе Везеле (Vézelay), куда настоятельно советую заехать.  Говорят, летом по его  главной улице, что ведет к монастырю Марии Магдалины поднимается и спускается настоящая толпа туристов и паломников.

11

А мы шагали в гордом одиночестве и, видно от скуки, нас подхватил юркий электрокар, и водитель подробно рассказал о всех знаменитых людях, которые искали в Везеле вдохновения. (Я ,правда, знала только обитавшего здесь Ромена Роллана). В таком городе безусловно проникаешься исторической памятью. И  понволе размышляешь  о бренности сущего и о мимолетности славы.

Расцвет городка пришелся на XII — XIII век. Тогда здесь обитало почти 14 тысяч жителей, а тысячи паломников приходили, чтобы прикоснуться к святыне — мощам Марии Магдалины. Это высохшая кисть до сих пор храниться в соборе в крипте примерно IX века. В эту часовню можно спуститься вниз по ступеням из старой части базилики, которую построили в XII веке. В общем, собор как матрешка — над часовней времен Каролингов базилика в романском стиле с изумительным резным порталом, который впоследствии стал не фасадом церкви, а внутренним входом, и алтарной частью в стиле пламенеющей готики. Собор величественной громадой из темного камня столетиями возвышался на горе над окрестными полями…

Стоя на террасе монастыря, я представляла себе тысячи лошадей и всадников в тяжелых доспехах,  их шлемы с плюмажами, щиты с гербами, флаги, развевающиеся по ветру. Они собрались здесь за папским благословением 4 июля 1190 года, чтобы начать третий крестовый поход. Возглавляли это воинство французский король Филип и английский король Ричард Львиное Сердце.  Поход принес молодому Ричарду славу и множество проблем. Но это уже другая история. О , любимая книга детства «Айвенго» Вальтера Скотта!

Нескоько веков назад с городом ,по мнению местных жителей, случилась несправедливость. Мощи той же Марии Магдалины вдруг обнаружились в Провансе, и святыня Везеле перестала выглядеть особо  чудодейственной.

Городок лишился притока жаждущих исцеления и счастья, сжался, как шагреневая кожа, и заснул на 300 лет. Потом очередной папа все-таки признал подлинность этих костей, но дорожка страждущих уже заросла. А во времена Великой Французской революции монастырь был вообще разрушен.

Похоже, что до середины XIX века, судьба Везеле никого не волновала. Потом спохватились и по призыву французских интеллектуалов начали восстанавливать историческую справедливость. Но история его реставрации — это отдельная страница. Фамилия архитектора, что руководил проектом — Ле Дюк (Violett le Duc ) известна всем в Бургундии, в отличие от безымянных зодчих XII века. В городке есть даже музей его имени, где выставлены средневековые скульптуры, обнаруженные при реставрации. Кстати базилика — один из первых памятников во Франции взятых под охрану ЮНЕСКО.

Возрождению города помогло и то, что собор с реликвией стал точкой на пути французских паломников в испанский город Сантьяго-де-Компостела, к мощам святого Иакова. Про этот чудесный город мы рассказывали здесь.

10

Рядом с храмом есть небольшой магазинчик, где очень приветливая монахиня продает сувениры и нужные паломникам вещи — посох, раковину какого-то морского моллюска, чтобы пить воду из ручья, молитвенники и книжки. Самое ценное — сандалии, в которых паломник может пройти сотни километров. Их можно заказать по своему размеру, потом в Париже сандалии вручную сошьют, и через пару месяцев можно забирать здесь, в Везеле. И не стоит улыбаться – те, кто ходил маршрутом Святого Яго считают, что прочные и легкие кожаные сандалии, иной раз надежнее кроссовок.  Моего размера не было и я купила карту Европы с маршрутом паломничества. Подумала, если не пройду, то хотя бы проеду…

То что Везеле — популярное место, было ясно по множеству магазинов и лавочек, в большинстве своем пока закрытых. Ходовой товар — местные знаменитые вина, сыры и деревенские колбасы, а также горчица из бургундской столицы Дижон. Предлагался еще неизвестный мне напиток ritafia.

Хорошо, что местный бар был открыт, и гостеприимный парень, явно скучающий за стойкой, тут же налил нам по стаканчику сладковатого напитка с фруктовым вкусом.

12

Наверное, все винодельческие провинции похожи —  везде безотходное производство. Виноградная лоза дает им не только вино, но и что-то покрепче. Из виноградного жмыха дистиллируются:  марк во Франции, граппа в Италии,  орухо в Испании, чача в Грузии.  И на десерт тоже есть целый ассортимент из заизюмленных или подмороженных ягод — бургундская ratafia, итальянское  vinsanto, испанская malaga virgen или немецкий ice winе.

В баре было уютно, и 17-тиградусный напиток согревал после ветреного дня, который быстро таял за окнами.

И Бургундия казалось прекрасной, а впереди еще был Париж …

Наталия Сергеева

Адреса, пароли, явки

Ресторан L’Angelus в городе Кламси.

Во-первых, там кормят вкусно, с некоторой претензией. И потому, если вам уже приелась простая провинциальная кухня, вас порадуют традиционные блюда, вроде мяса по-бургундски, исполненные в современном стиле. Во-вторых, ресторан расположен как раз на площади напротив собора, и прийти к нему можно, поднимаясь по узким улицам между средневековых домов. Наполнившись меланхоличным настроением, подумайте, как тесен мир. В этом городке родился, жил и умер в XIX веке журналист и писатель Клод Тилье. Он написал роман «Мой дядя Бенжамен», по мотивам которого советский режиссер  Георгий Данелия снял смешную и слегка грустную комедию «Не горюй», действие которой перенесено  в Грузию. В фильме много застолий и песен,  а роль Бенжамена играет Вахтанг Кикабидзе. Значит бургунды в чем-то немного грузины? Или наоборот?

Церковь Святого Петра в городке Варзи (Varzy).

Городок — ничего особенного, если не считать этой церкви и большой коллективной прачечной, неподалеку на берегу реки. Во французских деревнях устраивали такие запруды — небольшой каменный бассейн с проточной водой для стирки. Меня умилила забота о женщинах: над «постирочной» — крыша от непогоды и скамейки вдоль стен, для отдыха, наверное.

В церкви же хранится уникальный триптих 1535 года, изображающий житие святой Евгенией. Сцена очень выразительная и вполне актуальная, в связи с участившимися обвинениями в харрасменте. Римлянка Евгения, дочь наместника Египта, уверовав в христианство, тайно ушла в монастырь под видом молодого человека. Все было неплохо, пока некая дама не возжелала симпатичного инока. Не получив желаемого, она обвинила «монаха» в попытке насилия. Евгению потянули на суд к собственному отцу, и в доказательство своей невинности ей ничего не оставалось, как обнажить грудь. Потом еще много чего произошло, но кончилось плохо — вся семья Евгении погибла, поскольку в середине третьего века гонения на христиан то затихали, то вспыхивали с новой силой.

Чтобы посмотреть шедевр, надо позвонить по телефону, что указан в объявлении на тяжелых  церковных дверях.  К вам придет общительная женщина Женевьев. Дверь в собор закрыта потому, что  несколько месяцев назад какие-то местные хулиганы зашли и разбили витражи. Теперь ключи хранит Женевьев. Сама она парижанка, косметолог по профессии, и тоже, как другие наши бургундские знакомцы, выйдя  на пенсию, вернулась  домой в провинциальный Кламси  и рассказывает теперь туристам и паломникам о страданиях святой Евгении.

Бургундия: Прелести неурочных путешествий: 2 комментария

Добавьте свой

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: