Сагра — духовная скрепа Тосканы или макароны в честь богини любви

Сагрa. Это слово довольно неожиданно и многозначно.

Я обратила внимание, что практически в каждый выходной то в одном, то в другом городе Тосканы проходят праздники. Иногда это международные фестивали как в Лукке или в Кортоне, на которые съезжаются мировые знаменитости. Помню, как в Кортоне в рамках одного фестиваля были заявлены популярнейший итальянский писатель Алессандро Баррико и эстрадная звезда Джованноти — местный уроженец.

Бывают разнообразные «фесты» — праздники с историко-фольклорным уклоном – «Палио» в Сиене, «Джиостра Сарачина» в Ареццо, Festa di Tordo (Праздник дрозда) с турниром лучников в Монтальчино, цветочный фестиваль Maggiolatta в Лучиньяно… Отдельно стоят религиозные праздники, посвященные местным католическим святым.

А еще в Тоскане любят «сагры». В переводе с итальянского sagra означает «сельский праздник». На практике я бы назвала это коллективной дегустацией какого-либо характерного местного продукта с музыкальным сопровождением и торговлей региональными деликатесами.

24

Сагра может быть посвящена разным типам домашней пасты, мясу, утке, гусю, лягушкам (и такая тоже есть), белым грибам, трюфелям, сыру, артишокам…. Каждая деревня хочет показать, что именно она — «столица» maccherоne, tartufo bianco, chianina, cipolla, pecorino…

С непривычки это удивляет и даже смешит. Какой-то культ еды! Я однажды спросила регионального чиновника, отвечающего за культуру, почему на французском Лазурном берегу летом в каждом городке музыкальные фестивали, а в Тоскане — сплошная сагра? Хотела его уязвить, но получила моментальный ответ: «Потому что у нас только лука двадцать сортов, а у французов ? Два от силы… Приходится петь…».

Конечно, у таких мероприятий, как у любой ярмарки есть утилитарная цель: собрать людей, чтобы побольше продать и заработать денег. Но сагра и феста решают, по-моему, еще одну задачу — сплочение соседей, подогрев местного патриотизма и, своего рода, укрепление идентичности.

Как объясняла мне одна тосканская знакомая: «Наша идентичность не только региональная – «я из Эмильи или Тосканы», она даже не просто локальная — «я — сиенец, флорентиец или аретинец», она суперлокальная — «я из вот этого маленького борго или крохотной деревни. И это место — лучшее на земле».

Словом так. Сагра — явление историческое. Когда-то это был праздник, посвященный местному святому с непременным угощением. Еще со Средних веков в Тоскане была традиция: после сбора урожая раз в году владельцы земли устраивали совместную трапезу для своих крестьян, чтобы они могли наесться до отвала.

Конечно, сегодня сагра — явление маркетинговое, связанное с идеей защиты продуктов по региону происхождения.  Именно поэтому праздники посвящаются уникальному, по мнению местных жителей, продукту. К примеру, только в лесах у городка СанДжованни д’Ассо в провинции Сиена растет белый трюфель, а в   окрестностях Чертальдо выращивают особый сорт лука, знаменитый тем, что его упоминал Джованни Боккаччо в «Декамероне». ( Хотя, ничего в этом странного нет, поскольку Боккаччо сам был родом из Чертальдо, и другого лука, наверное, не знал). В Монтаньяно  готовят утку. В Пьенце —  знаменитый на всю Италию овечий сыр пекорино. Зачастую именно для того, чтобы попробовать нечто особенное, и приезжают на такой фестиваль.

Сагра — явление патриотическое. Как правило, на праздник съезжаются местные уроженцы, перебравшиеся в города покрупнее. Эти встречи помогают им ощущать себя частью коммуны. Тем более что организаторами таких праздников почти всегда выступают активисты и общественники, которые объединяется в сообщество «Pro loco» и ассоциации «по интересам» типа «друзья породы коров кьянина» или «ассоциация любителей трюфеля»…

Очень советую, оказавшись в Тоскане, обратить внимание на афиши и объявления со словом «sagra», потому что при любом сценарии это точно — праздник живота. Можно вкусно поесть и выпить вина, при этом запастись по умеренной цене местными деликатесами. И наверняка, несколько часов побыть в беззаботной и веселой атмосфере праздника.

Еще интереснее оказаться на сагре в одной компании со знакомыми тосканцами. Вот нас на Festa della Dea — «праздник богини» — в аретинскую деревню Venere, где «гвоздь программы» — гусь, пригласил наш друг, местный уроженец. Здесь по-прежнему живут его родители и родственники — активные участники празднования.

Почему это поселение пути из  Ареццо во  Флоренциию  назвали именем богини красоты Венеры, местные жители не знают. Так же неведомо им, почему гуся они называют, слегка пришепетывая — «ocio», а не «oco» с твердым звуком «к», как все итальянцы. Но празднику в этом году было 30 лет и, как всегда, он проходил в первые выходные сентября с вечера пятницы до вечера понедельника.

Место, где расположено Венере, удивительное. Как-то неожиданно дорога, что петляла между холмами и виноградниками, углубляется в лес, а потом деревья отступают, открывая большие поляны и зеленые поля, расстилающиеся до берега реки Арно. Вдоль дороги возникают симпатичные дома с цветущими палисадниками, огородами и садами. Живет в деревне человек 200, и вот этими скромными силами они закатывают раз в год праздник, на который съезжается вся округа. «Женщины Венере заслуживают нобелевскую премию!» — шутят здесь.

5

На окраине Венере устроено что-то вроде зоны отдыха: большой ангар с кухней и печами для пиццы, открытая площадка для барбекю, небольшая сцена с земляным «танцполом» и бар в деревянном павильоне.

Мы приехали на праздник в пятницу вечером, определились с меню, купили талончики и заняли места за длинными столами. Рядом шумно рассаживались такие же, как наша, компании. Все здоровались, обнимались, обменивались веселыми возгласами.

По залу бегали с подносами подростки в футболках с названием «Праздник Венеры». Во время сагры никто не обращает внимание на подачу — простые пластиковые тарелки и стаканы, одноразовые приборы и бумажные салфетки. Главное — свежесть и уникальность еды, по-настоящему домашней

Обычный тосканский ужин выглядит так — закуска (antipasta) чаще всего это ассорти из местных колбас, копченостей, сыра и маленьких бутербродов-кростини с паштетами. Потом primo – конечно, паста с соусом, и secondo — горячее мясное блюдо. И все это под непременное красное вино. Тот, кто погорячится и возьмет такой» комплексный обед, рискует не дотянуть до десерта. Если, конечно, ты не тосканец…

21

Над столами стоял веселый шум и витал неповторимый аромат. Паста была сытная, щедро политая густым соусом, в котором ощущались кусочки мяса, мускатный орех, какие-то травы…

19

А за легкой стенкой на кухне кипела работа. Одни раскладывали закуски, другие сливали пасту через огромные дуршлаги, третьи делили на порции мясо золотисто-коричневых гусей, которые несколько часов запекались целиком в старой дровяной печи.

Тут мы познакомились со всей семьей нашего друга. Выяснилось, что его брат с друзьями выпекал пиццу, отец со своими пожилыми товарищами — жарил мясо на решетке, а мама приглядывала за соусом и все контролировала.

20

Несколько женщин в белых колпаках безостановочно мешали гусиный соус в больших кастрюлях: «Чтобы sugo di ocio получился по-настоящему хорошим, его надо тушить на медленном огне несколько часов», — объяснила нам улыбчивая Луиза. Женщины, что колдовали над кастрюлями, согласно закивали.

1

«Раньше они еще вручную раскатывали маккероне, а потом сушили на веревках на солнышке. В последние годы санитарная служба не разрешает, — с сожалением вздыхает ее сын. — Бюрократы! Можно подумать, наши женщины, что-то не так сделают!»

Маккероне — это паста, нарезанная такими неровными лоскутками. Считается, что именно такая особенно хороша с соусом из птицы, потому что он с нее стекает медленнее.

18

Рецепт sugo из Венере особый. В него идет свинина, телятина, разные части гуся и овощи (морковь, лук, сельдерей, помидоры). Уверена, что в другом месте мы такой не попробуем! Как уверяла меня одна тосканская знакомая: «В моем квартале по воскресениям все хозяйки варят мясной соус для пасты, и в каждом из 50 домов он различается, у каждой мамаши — свой особый ингредиент».

Организаторы пиршества присоединилась к нашей компании, чтобы выпить по стаканчику вина, только через пару часов, когда наевшиеся гости понемногу поднимались из-за столов.

На вопросы, сколько в общей сложности было съедено и выпито, они отшучивались: «Да кто же считает!» Но с удовольствием рассказывали, что этот праздник — очень хорошая традиция, и все рады, что в Венере в эти дни возвращаются уехавшие в большие города молодые ребята: вот этот инженер строит по всему миру заводы, а тот здоровяк работает на Pradа в Нью-Йорке… Когда все они были маленькими, тоже крутились на кухне, помогали старшим.

34

Но цифры я все-таки выяснила. За выходные дни венерцы приготовят три ужина и два обеда, во время которых гости съедят больше 100 запеченных гусей и почти 200 килограммов маккероне с 240 килограммами соуса. На мой вкус, еще то удовольствие — наготовить еды на такую толпу народа, да еще напечь домашних пирогов на десерт… Но я не встретила в Венере унылых лиц. А ведь в понедельник вечером они еще соберутся сами, чтобы поужинать по-свойски, без гостей, и отметить завершение сагры. Кстати, деньги, заработанные в эти дни, уходят в копилку следующего праздника.

2

После ужина народ выходит под звездное небо, чтобы выпить в импровизированном баре кофе или граппы, потанцевать и развлечься. В этих нехитрых деревенских развлечениях типа закати шар в одно из отверстий на наклонном помосте или набрось кольцо на бутылку, не хватало только нашего бега в мешках. Но дети и взрослые от души веселились и искренне радовались, получая призы. На сцене играла приглашенная группа, а солистка пела известные всем присутствующим мелодии, это как если бы у нас звучали песни группы «Поющие гитары» или Эдиты Пьехи. То есть, даже эти давно запетые итальянские «песни о главном» — про любовь и измены, расставания и встречи, закаты-восходы — тоже соединяли поколения венерцев.

А на площадке танцевали, притом неплохо. Похоже, бальные танцы в школьной программе были у всех.

Потом на утоптанную землю вышли нарядно одетые пары с показательными выступлениями, зазывая всех на занятия школы самбы в соседнем городке. В общем, все было мило и душевно. Поели, выпили, закусили пирогом-кростатой с местным вареньем… Молодежь веселилась, люди постарше сидели на лавочках, дети бегали друг за другом… Кому-то эти развлечения могли показаться слишком уж простыми, но что может быть лучше бабушкиных пирогов и игры в пятнашки в саду, если, конечно, у тебя есть настоящая бабушка в деревне.

Кстати, в программе таких праздников есть место для познавательных и историко-культурных событий. Например, на sagra tartufo в Сан Джованни для гостей организуют поход в соседний лес с настоящим искателем трюфелей и его собакой. На sagra chianina в Бетолле читают обстоятельную лекцию о происхождении уникальной белой тосканской коровы. А в Венере устроили экскурсию в Понте Буриано.

6

Про Понте Буриано знают все. Или, по крайней мере, те, кто видел знаменитую «Джоконду» Леонардо Да Винчи. Ponte – по-итальянски — «мост». Именно Ponte Buriano над рекой Арно изображен на пейзаже за правым плечом прекрасной Моны Лизы. Известно, что Леонардо бывал в этих местах, составляя для Цезаре Борджиа карту Валдикьяны.

Мост, каменный, очень старый, но вполне крепкий. Он представляет собой часть старой дороге Кассия, по которой сначала шагали римские легионы, а потом лонгобарды, готты… Ну, а затем все те, кому не давала спокойно жить прекрасная Флоренция. На каменных римских опорах в средние века возвели элегантные арки. Только два таких чудесных строения уцелели с тех пор на Арно: знаменитый Понте Веккио во Флоренции и провинциальный Понте Буриано.

По нему и сейчас ездят машины. Хорошо еще, что сплав бревен из лесов Казентино прекратили, а то весной, когда поднималась вода, стволы что есть силы колотили по древним опорам.

Говорят, что были планы построить мост-дублер где-то рядом, но денег не нашли, да и пейзаж портить не хочется. Эта часть течения Арно объявлена заказником. И опять же — память о Леонардо!

В то утро, когда мы там оказались, над рекой стоял туман, и слегка моросило. Движение воды даже не было заметно, по отмели медленно разгуливали длинноногие цапли. Для нас, гостей из Венере, открыли местную церковь, такую древнюю, что на одном из фасадов сохранилась даже каменное изображение времен этрусков.

И местный краеведческий музей мы тоже внимательно рассмотрели. Конечно, многое в нем было посвящено знаменитому мосту и великому художнику. Оказалось, что большими энтузиастами идентификации местности с пейзажами на картинах Леонардо были не только итальянские, но и японские ученые, которые сопоставили каждый мазок этой картины с современными фотографиям тосканских пейзажей.

Эх, если бы гений знал, что его картины будут исследовать так пристально, наверное был бы точнее, а не соединял бы в один пейзаж несколько разных панорам. А может быть, он был дальновиднее и нарочно хотел запутать японцев?

Самым увлекательным оказался живой спор, который на наших глазах возник у местных краеведов по поводу французского философа и писателя Мишеля Монтеня, посетившего Понте Буриано в 1778 году. Это была эпоха первоначального европейского туризма, когда в Италию отправлялись полюбоваться античными древностями и шедеврами Ренессанса. По словам знатоков, Монтень крайне нелицеприятно выразился о соседнем Ареццо, где «людям подают еду, как лошадям» и восторженно отозвался о Понте Буриано, «где такой красивый мост с семью аркадами и прекрасная траттория в местной гостинице, где так умело готовят речную рыбу, что она совершенно лишена запаха тины». Наш предводитель родом из Венере, а ныне — маститый искусствовед, неосторожно назвал эту рыбу карпом, и тут же был поправлен директором местного музея: «Угорь, это был угорь!».

Мне нравится, как итальянцы относятся к своему прошлому, к тому, что мы называем краеведением, как любят старые фотографии, предметы и объекты. В самом маленьком поселении всегда найдется нечто, чем они искренне гордятся. И даже сагра — праздник чревоугодия — становится поводом, для того чтобы исподволь, без нудных «патриотических» поучений, передавать традиции и любовь к своему родному месту от поколения к поколению, сохраняя то, что называется умным словом «идентичность».

Пожилые итальянцы, конечно, ворчат на юное космополитичное поколение. Но я думаю, пока дети будут приезжать на каникулы в деревню к дедушке, помогать маме раскатывать пасту и бегать с подносами, угощая гостей сагры, людям «третьего возраста», как здесь называют стариков, беспокоиться не о чем.

Впрочем, как и богине Венере. Ее праздник будет продолжаться.

Наталия Сергеева

Адреса, пароли, явки.

Для тех, кто захочет повторить подвиг женщин Венере, вот рецепт их соуса от синьоры Луизы:

В большой сковороде обжарить в оливковом масле морковь, лук, сельдерей (примерно треть от общего веса мяса), добавить свинину (30% от общего количества мяса) и телятину (40%). Варить на медленном огне примерно три часа, мешая, мешая, мешая… В другой кастрюле варить гуся (оставшиеся 30%), тоже примерно три часа. Потом все соединить вместе, добавить помидоры и варить еще полтора часа на том же медленном огне. И снова мешать, мешать, мешать… Я бы, честно, не смогла и потому купила местный сосус закатанный в банку.

Если захотите отведать угря, который так поразил Мишеля Монтеня, советую ресторан Il Principe в деревне Джови на берегу Арно. Угря там готовят по местному рецепту с помидорами. Очень вкусно, хотя и жирновато.

Ну и, наконец, музей в Понте Буриано. Он открыт каждый день.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s